December 28th, 2004

Anderson

О прекрасном...

Пользуясь случаем, посетил музей и попросил сфотографировать себя рядом с Аполлоном. Тот, который голый, это Аполлон.
Anderson

Еще о врачебной этике...

Женщина-врач не может заснуть — в ней спорят совесть и разум.
Совесть: "Нельзя спокойно спать после того, как изменила мужу!"
Разум: "Это смотря какому! Если муж вечно занят, на секс у него не хватает времени — тут и святая изменит. Правильно, что изменила... баю-баюшки-баю..."
Совесть: "Измена измене рознь! Связь с пациентом — нарушение врачебной этики!"
Разум: "Да, но вспомни Иванову из 25-й поликлиники. Она регулярно занимается сексом с пациентами — все довольны, всем хорошо".
Совесть умолкает. Женщина проваливается в сон... и вдруг — совесть едким шепотком:
"Да, но Иванова-то — не ветеринар..."
Anderson

О цветах жизни...

Школа. У школы припаркована иномарка. Рядом с ней стоит здоровенный мужик, бычий бритый затылок, фенечки, в общем, все как полагается. Держит обной рукой за грудки своего сына-первоклассника и тряся его говорит:
- Если ты еще раз будешь мною пугать учительницу...
Anderson

О театре...

Рассказывает писательница Ю., в 1980-м году работавшая художником-оформителем в нашем городском театре юного зрителя.

В этот юбилейный год партийно-цензурная комиссия принимает спектакль ТЮЗа «Белоснежка и семь гномов». В театре напряжение: каким будет вердикт - неизвестно, а претензии могут быть высказаны самые фантастические - к сюжету, декорациям, выражению лиц актеров. И действительно, один из функционеров делает удивительное замечание к гриму: «А известно ли товарищу художнику, что гномы живут только семь лет? ». Имеется в виду, что бороды гномов должны быть прицеплены к гораздо более молодым, чуть ли не детским лицам.

Все замирают. Спорить с чиновником Главлита бесполезно; однако смена актерского состава, репетиции насмарку, спектакль задерживается, все плохо…

Положение спасает парторг театра, по должности присутствующий на прогоне. Мгновенно, с совершенно непроницаемым лицом, строгим партийным голосом он отвечает: «Советские гномы, как известно, живут значительно дольше!»

Спорить с этим аргументом высокая комиссия не решается, и вообще больше вопросов не задает. Спектакль благополучно принят…